×
Оставить сообщение
Спасибо! Ваше сообщение отправлено.
Мы свяжемся с Вами в ближайшее время.
Ошибка! Сообщение не было отправлено.
Попробуйте повторить попытку позже.

Джатака о принце Темийи

Джатаки — это истории о прошлых жизнях Будды.

Как известно, прежде чем Будда стал тем Буддой, которого мы знаем, он рождался многие тысячи раз обычным человеком: то принцем, то монахом, то крестьянином. Порой он совершал ошибки, но каждая его жизнь была маленьким шажком к Пробуждению.

Когда бывший принц Сиддхартха Гаутама стал Буддой, он вспомнил все свои предыдущие воплощения, и потом, уже окруженный учениками, приводил их как иллюстрации для тех или иных событий в жизни монашеской общины. До нашего времени дошли 547 джатак, все они входят в так называемый палийский канон, Типитаку, старейшую запись учения Будды. В виде фресок и барельефов джатаки часто изображают на стенах мьянманских храмов и пагод.

Мы предлагаем вашему вниманию рассказ о жизни Будды, когда он родился в царской семье и был принцем Темийей.

Джатака о принце ТемийиДавным-давно правил Бенаресом могущественный царь, который, несмотря на свои грандиозные богатства и огромную власть, был всё же несчастлив. Дело в том, что было у него шестнадцать тысяч жён, но при этом ни одного ребенка.

Однажды его старшая жена, Кандадеви, обратилась к великому богу, правителю небес, Сакке: «О, Сакка, всё в твоих силах! Если я в своей жизни творила только добро, сжалься надо мной и пошли мне сына!» Когда её плач, её молитва достигли небес, трон, на котором воседал Сакка, стал тёплым. Тотчас Сакка обратил свой взор на Землю и увидел, как Кандадеви страдает от несправедливости. Тогда он призвал к себе Бодхисаттву и попросил его родиться в качестве сына Кандадеви. Также он повелел пятистам архатам родиться на Земле в качестве детей пятиста младших жён и во всём служить Бодхисаттве.

Когда Кандадеви сообщила о своей беременности царю, он стал безмерно счастлив и окружил свою жену заботой и вниманием. В день же, когда ему сообщили о рождении сына, он почувствовал, как его сердце словно наполнилось неземным сиянием. В тот же миг, когда Бодхисаттва, родились дети и у младших жён. Бодхисаттве поднесли молоко от шестидесяти четырёх неземной красоты кормилиц, а царь Варанаси обещал своей супруге выполнить любое её желание. Однако Кандадеви сказала, что обратится к царю позднее.

В день, когда мальчику выбирали имя, брахманы осмотрели его и сказали, что знаки на его теле указывают на великого царя и удачу, ему сопутствующую. Назвали принца Темийя-Кумаро, что означает «Принесённый дождём», потому что в день рождения мальчика был сильный ливень.

Когда принцу исполнился месяц, его облачили в царские одежды, король взял его в тронный зал и посадил его к себе на колено. Поданные были поражены красотой мальчика и его спокойствием. Тем временем в тронный зал привели четырёх разбойников, и Темийя услышал, как его отец приговорил одного из них к тысяче ударам плетью, второго — к заточению в кандалы, третьего к смерти через повешение, а четвёртого приказал затоптать слонами. Маленький Бодхисаттва ужаснулся жестокости отца и подумал о том, что царь, выполняя роль судьи и отправляя людей на смерть, сам себя обрекает на мучения в аду.

На следующий день, проснувшись на рассвете и рассматривая украшенный золотом и драгоценными камнями большой зонт над своей кроватью, он стал думать о том, что же это значит — быть царём. Его посещало множество мыслей, и он вспомнил о том, что в своё предыдущее воплощение он был правителем Бенареса в течении двадцати лет. И потом он вспомнил о том, что из-за неправильных, несправедливых решений, которые он принимал будучи правителем, после смерти он был вынужден провести восемьдесят тысяч лет в аду в жестоких страданиях и мучениях. И вот теперь он снова родился в этом городе, и снова должен стать правителем, снова обрекая себя на страдания от схожей судьбы… Это было больше, чем он мог вынести, и он стал думать, как избежать этого. И тогда богиня, жившая в зонтике над ним, — это была его мать в предыдущем воплощении, произнесла: «Теми, мой мальчик, позволь мне помочь тебе. Притворись немым, не размыкай своих губ и не произноси ни слова. Тогда люди откажутся признать тебя королём, и ты станешь свободен».

Бодхисаттва решил последовать этому совету. Когда другие дети плакали, прося есть, он не издавал ни звука. Спустя какое-то время мать и кормилицы с тревогой заметили, что он никогда не плакал, не двигался, не спал и никого не слушал, хотя отклонений в физическом его развитии не было. Они попробовали не кормить его, надеясь, что он из-за чувства голода он заплачет, однако всё было тщетно. Они давали другим детям сладости и фрукты, ничего не оставляя ему, тем самым надеясь вызвать какую-то реакцию, но Темийя сказал себе: «Ешь сладости, если ты хочешь в ад!» и перестал обращать на это внимание.

Когда ему было пять, они попробовали испугать его, думая, что страх и чувство самосохранения заставят его заговорить и пошевелиться. Он недвижимо сидел посередине комнаты, когда слуги специально подожгли её. Другие дети бы с криками убежали, а он безмолвно продолжал сидеть, наблюдая за тем, как пламя подбирается к нему всё ближе и ближе. В шесть они позволили ему упасть со слона; в семь — его шею обвила ядовитая змея, но он по-прежнему оставался нем и недвижим.

Джатака о принце ТемийиВсе последующие годы они пытались вынудить его заговорить и пошевелиться самыми разными способами — пугали его страшными гримасами, кололи мечами, среди ночи будили ярким светом и гулкими ударами барабанов, тело его смазывали сладким сиропом, и тысячи пчёл жалили его, но ничто не могло вывести его из транса. Над его кроватью размещали котлы с кипящим маслом, брызги которого причиняли ему страшную боль, но он говорил себе, что мучения в аду в тысячи раз страшнее и больнее. Его родители умоляли его заговорить, пошевелиться, но он был глух к их просьбам.

Когда ему стало шестнадцать и его должны были объявить наследником престола, его посадили на трон и попытались соблазнить его прекрасными девушками, но он остановил своё дыхание, чтобы не быть ослабленным ароматами их юных тел.

Наконец царь снова собрал астрологов и брахманов и спросил их, почему они не сказали ему о странностях его сына в тот день, когда он родился. Не зная, как объяснить поведение Темийи, но в то же время не желая показывать своё неведение, они сказали, что не хотели огорчать правителя после стольких лет ожидания рождения сына. Но сейчас они хотели бы предупредить царя об опасности, которая ждёт его самого и его страну, если Темийю всё-таки объявят наследником. Встревоженный их словами, правитель Варанаси спросил, как же быть ему, и брахманы ответили: «Запрягите лошадьми колесницу, посадите в неё принца, и, через Западные ворота, вывезите его из города на кладбище, где он должен быть убит и захоронен».

Когда мать Темийи, прекрасная Кандадеви, услышала об этом решении, она поняла, что настало время обратиться к царю с просьбой выполнить любое её желание, о чём он ей обещал много лет назад. «Сделай его царём! — сказала она. — Вот увидишь, когда он станет царём, он заговорит!» Правитель отказался: «Это невозможно. Из-за него можем погибнуть все мы». Кандадеви не отступала: «Хотя бы на семь лет». «Не могу», — стоял на своём царь Бенареса. «Семь месяцев». «Нет». «Семь недель». «Нет». «Семь дней». «Да будет так, — ответил правитель, — я исполню твоё желание».

Так и вышло, что на семь дней Темийя был объявлен царём Бенареса. Его провезли по всему городу — порой на слоне, порой на спинах людей, но по-прежнему он не размыкал своих губ и члены его тела были недвижимы. На седьмой день мать его упала перед ним на колени, в плаче умоляя его заговорить, иначе ждёт его на следующий день смерть. Бодхисаттво с состраданием смотрел на свою мать и думал: «Если я не прерву сейчас своего молчания, это разобьёт моей матери сердце. Но если я заговорю сейчас, то я в мгновение потеряю всё то, что мучительно создавал все эти шестнадцать лет. И если я продолжу свой обет, то смогу спасти своих родителей и себя от мучений ада».

Так Темийя снова решил молчать — ведь был близок день, когда он будет избавлен от страха стать настоящим царём Бенареса, и тогда он сможет заговорить.

Джатака о принце ТемийиНаступило утро. Правитель призвал к себе своего верного возничего, Сунанду: «Запряги коней в колесницу и посади в неё принца. Вывези его через Западные ворота и отвези на кладбище. Там вырой большую яму, помести его в яму, разбей ему голову мотыгой и засыпь землёй».

Сунанда принялся выполнять порученное, но, хотя он думал, что выехал через Западные ворота, которые были Воротами Смерти, на самом деле, он перепутал и выехал через Восточные, которые являлись Воротами Победы. Колёса застучали по просёлку, и по этому звуку Бодхисаттва понял, что он в шаге от своей свободы. Волей богов впереди колесницы появилось кладбище. Сунанда остановился и снял с головы и плеч Темийи царские регалии и украшения, одним движением освобождая его от тяжкого гнёта власти.

Наконец Бодхисаттва был свободен от своего обета, и пока Сунанда рыл могилу, он думал: «Шестнадцать долгих лет я не шевелил руками или ногами. Смогу ли я сделать это сейчас?»

Он встал, растёр руки и ноги и ступил на землю, которая вдруг стала словно подушка, наполненная воздухом. Он сделал шаг, другой и почувствовал, что к нему вернулась сила, которой он когда-то обладал.

Теперь ему надо было уйти в лес и стать отшельником, и Бодхисаттва думал о том, хватит ли ему сил одолеть Сунанду, если тот будет препятствовать ему в этом. Для того, чтобы окончательно убедиться в том, что силы вернулись к нему полностью, он подошёл к колеснице и поднял её одной рукой, словно это была детская игрушка.

Тогда Темийя подошёл к колесничему и сказал: «Вот я, которого тебе поручено убить, ни немой, ни глухой, ни хромой. Остановись или будешь нести проклятие ада». Сунанда поднял глаза и так был поражён красотой Бодхисаттвы, что сначала не признал его, и Темийи пришлось назвать себя снова. Наконец Сунанда понял, пал к ногам Бодхисаттвы и, запинаясь, сказал, что для него будет честью сопроводить принца обратно. Тогда Темийя рассказал ему о своих предыдущих воплощениях, объяснив, что теперь ничто и никто не помешает ему вести чистую жизнь отшельника. Он попросил Сунанду скорее вернуться во дворец и рассказать его родителям, что их сын жив, и избавить тем самым их от ненужных страданий.

Когда Кандадеви увидела возвращающегося возничего, она подумала, что сын её мёртв, и страшное горе охватило её. Но Сунанда рассказал ей обо всём, и она успокоилась. Вместе они отправились к царю и поведали о том, что сделал его сын. Тотчас же был собран караван, и правитель с женой отправились к сыну, надеясь убедить его вернуться.

Когда они достигли места, где находился Темийя, то увидели его в хижине из пальмовых листьев, построенной для него Саккой. На Бодхисаттве были одежды отшельника, а через плечо перекинута шкура антилопы. Волосы его были перевязаны ленточкой, в руке он держал посох. Темийя с уважением приветствовал своих родителей и объяснил им причины своего поведения. Услышав его рассказ, они больше не просили его вернуться во дворец, но сами решили изменить свою жизнь. Царь приказал отворить двери государственной сокровищницы, и золото было разбросано словно песок, а Сакка построил огромный медитационный зал для всех, кто стремился к достижению нирваны.

Джатака о принце Темийи

Комментариев нет
Комментариев пока нет, будьте первым.

Добавить комментарий

*
*

Scroll Up